Главная       Галерея       Форум       О нас       Ссылки   
RU  :  LV  
Форум

Список форумов >> Piezīmes par papagaiļiem / Заметки о попугаях >> Биография и история страданий серого попугая

Биография и история страданий серого попугая
Страницы:
next next
[1]  [2
Alina
рейтнг: 34/344
Я никогда не забуду тот ноябрьский день…
Моя подруга Рика и я грелись на теплом африканском солнце, насытившись ягодами, семенами травы и полакомившись саранчой, потом собрались полететь поболтать с нашими соплеменниками. Однако когда я попытался взлететь, я внезапно ощутил сильный толчок: моя лапа запуталась в какой-то петле. Я вырывался что было сил, но так и не сумел освободиться. Я позвал было на помощь свою подругу, но вдруг два огромных существа набросили на меня темный мешок. Рика стремительно улетела…

Я был очень сильно напуган: кусал и клевал изнутри мешок, чтобы эти большие животные освободили меня, но они вместо этого придавили меня, и я стал задыхаться. Невыносимая боль пронизала моё тело: палец на лапе был оторван. Меня поместили в деревянный ящик, где уже сидело очень много серых попугаев. В ящике было невыносимо тесно, душно и совершенно темно. Мы просидели в нём несколько часов, после чего жара стала вовсе невыносимой! Мы хотели есть и пить – брошенный корм не попадал на нашу половину ящика. Неизвестные шумы за стенками ящика пугали нас, нам ничего не было видно, и воздух стало ещё душнее и зловоннее: мои соседи-попугаи умирали один за другим.

По пути в Европу мы вынуждены были сутками стоять на своих мёртвых товарищах, некоторые от отчаяния и страха перед голодной смертью начали обгрызать мертвые тела.
Нас продали оптовому торговцу, где нас через шланг насильно кормили смешанным с горькими антибиотиками кормом. У торговцы умерло около 80% птиц: одни от слабости и упадка сил, другие от того, что отказались от пищи.

Самка синелобого амазона из Южной Америки рассказала мне, что ее самец бился насмерть и погиб, защищая их гнездо от птицеловов. Молодых птиц – её птенцов – поместили в крохотную проволочную корзину, а ей самой подрезали крылья, так как она, протестуя, бросилась одному из мужчин-птицеловов в лицо!

И вот наконец после моей одиссеи – я успел пожить у нескольких торговцев и птицеводов – я было обрёл домашний очаг. Размечтался! Клетка была настолько маленькой, что я мог держать голову только вжатой в плечи. Жёрдочка была ровной, очень гладкой и невыносимо твёрдой – я часто судорожно хватался за неё клювом, потому что лапы соскальзывали с неё. В недолгий срок мои лапы были обезображены наминами и язвами. И корм!! Что это был за корм!! Прогорклое, слежавшееся зерно, которое я раньше даже представить себе не мог. Земляные орехи (арахис) были наиболее съедобны, но и они пахли уже как-то не так. Я и предвидеть не мог, что это характерный затхлый запах плесневого грибка, который способен распространяться в организме попугая по системе воздушного мешка и легких и незаметно подтачивать организм, вызывая страшную болезнь аспергиллёз и в итоге смерть от удушья. Аспергиллёз неизлечим – эту болезнь можно лишь вынудить затаиться.


Меня держали в помещении, куда не заглядывало солнце – слабый свет только иногда пробивался в дверную щель. Целый день я был предоставлен сам себе – ни шума тропических чащ, ни весёлой попугаячьей болтовни. Вскоре я уже и вспомнить не мог звуков девственного тропического леса.
Шли месяцы. Сколько это могло продолжаться?! Я пытался заговорить с этими бесперыми и бесклювыми существами (их называют людьми). Но ничего не происходило. По прошествии некоторого времени я пробовал заговаривать вновь. Снова ничего. Вероятно, я говорил слишком тихо… Тогда я стал кричать - так громко, как только смог и умел. Внезапно я оказался снова в пути! Ура!!

В вольере, куда меня посадили после очередного путешествия, было очень много попугаев. Я подружился с Бонни, восхитительной молодой самкой из моего племени африканских попугаев. Мы очень полюбили друг друга, и летом нам поставили домик. Бонни усердно несла яйца, однако все они были неоплодотворенными. Даже и следующим летом у нас так и не появилось потомство. Тогда же прибыл какой-то человек с ящиком, поймал меня и посадил меня в свой тесный темный ящик (отлично мне известный). Без Бонни!! Я слышал ее разочарованные крики ... затем всё стихло….

Снова новый дом - в крохотной клетке я мог сделать 4 шага налево и 4 шага направо. Снова отвратительный корм. Вода в поилке была уже почти полностью позеленевшей, когда её наконец меняли – если меняли вообще. Очень часто я целыми днями испытывал жгучую жажду. Меня никогда не выпускали из клетки. Что бы только я не отдал за возможность расправить крылья и порезвиться! Я снова пытался поговорить с людьми. Меня снова не слышали, и я кричал. Человек гневно бил по клетке и обливал меня холодной водой. Почему?? Я пытался даже заговорить на их языке. Но ничего не менялось. Я кричал всё громче, чтоб быть услышанным. И однажды я не получил корма! Почему?? Меня опять не понимают? Я решил, что непременно должен крикнуть ещё громче. Я и закричал! И тут на меня обрушилось что-то серое, страшное, от чего кровь стыла в жилах! Он бил меня тряпкой. Это так больно и страшно! Ведь я же ему ничего не сделал!

В течение 15 лет я переезжал 18 раз; постоянно новые люди, которых я научился бояться, не доверять и ненавидеть. Каждая последующая клетка была хуже предыдущей, всегда ещё дальше от света, чем предыдущая, воздух был сухой и спёртый. И никогда в поле зрения не было ни одного попугая. У последних хозяев я уже не был в состоянии выдерживать одиночество. Узость пространства и моё вынужденное уединение угнетали меня, я тосковал по свежим фруктам, но всего заботы получал, что иногда брошенное мне ласковое «попугайчик». От скуки я начал грызть свои перья. Хозяева этого даже не замечали. Я вырвал себе все перья, но они все еще не понимали меня. Тогда я расковырял рану под крылом, выступила кровь. Поняли ли они меня наконец?? Ведь ни одно живое существо на земле не может быть настолько глупым! И они наконец поняли меня. Слава попугайским богам.



Меня отнесли к ветеринару. Однако он не знал, чего мне не хватает. Он лишь надел на меня очень неудобный воротник. В нём я едва ли мог двигаться, не говоря уже о том, чтобы поспать. Еще мне сделали инъекцию витаминного препарата и дали хозяевам рекомендацию показать меня людям, которые лучше разбираются в попугаях.

Моё последнее путешествие было в Ганновер. Человек и я ехали несколько часов на поезде. По прибытии на место я огляделся и едва ли поверил своим глазам - так много было там других попугаев! Серых попугаев, с которыми я мог болтать. Как чудесно! Но сначала я должен был поправиться. Не единожды меня показывали ветеринару, после чего последовало гомеопатическое лечение. Наконец я почувствовал, как боли стали менее резкими, а кожа перестала так нестерпимо зудеть.

Женщина и мальчик обращались со мной очень осторожно, и я постепенно стал доверять им. Рана под крылом медленно затягивалась, и я опять обрёл подругу. Мы жили в прекрасном большом вольере с жердями из вишневого дерева.




Мы могли с удовольствием обгрызать их. В хорошую погоду мы гуляли на прикрытом от палящего солнца месте в тени яблони; как прекрасно наконец чувствовать солнечное тепло и позволять лёгкому ветерку раздувать перья! Всегда в избытке были хорошо вымытые свежие фрукты и овощи, натуральный йогурт и изредка отварной картофель или папша без соли. Зерновая смесь тоже была первоклассной, единственное без арахиса и кедровых орешков.... Ну да птица может прожить и без них. Моя подруга Кора могла регулярно летать, только я не мог, так как мои длинные маховые перья так больше и не отросли. Чтобы нам не было скучно, тут и там в вольере висели разнообразные игрушки для попугаев, специально изготовленные для нас.

Однако все же через 7 месяцев я должен был уйти и отсюда – на этот раз навсегда: плохие условия содержания и скверное отношение ко мне в прошлом дали себя знать.

И моя последняя просьба к людям: покупайте ваших попугаев только у серьезных птицеводов, которые выращивают их из любви к птицам, а не ради наживы. Только таким образом Рика, Бонни и все живущие на воле попугаи избегут моей участи и сохранятся на земном шаре. И найдите вашему попугаю друга или подругу. Если вы прислушаетесь к моей просьбе, моя смерть будет ненапрасной.

Рокки
Умер 10.09.1995.
текст редактировала Daiga Margarita Gallere
оригинал на немецком
С уважением, Алина

20.11.2007
20:07
Elizeja
рейтнг: 4/68
страшная история... :cray: к сожалению, она не последняя. такое будет продолжатся, пока одни "нелюди" будут отлавливать беззащитных птиц, а другие - покупать их "для интерьера", как "предмет декора" :cray:
В горле застрял комок. Даже написать что-то трудно.
20.11.2007
22:16
Ineta
рейтнг: 11/197
:cray: Nezinu pat kā komentēt. Nav domu. Katru reizi izlasot kautko šādu ir neizsakāmas skumjas. Diemžēl, tāda nu ir brīvībā noķerto putnu dzīve. Kad veikalā man pārdeva savvaļā ķertu žako, es to atdevu veikalam atpakaļ, jo zināju, ka žako neizdzīvos. Putns, kad ieraudzīja cilvēku sita sevi nost. Mēs bijām ķīlnieki paši savā mājā, jo nevarējām dzīvot kā līdz tam dzīvojām. Zināju arī to, ka šis putns neizdzīvos. Psiholoģiski man tādas lietas ir ļoti grūti pārdzīvot.
21.11.2007
08:41
Iveta
рейтнг: 29/205
:sad:
Слов нет..........
Люди твари...........
:evil:
С уважением,
Ивета,желтолобые амазоны Лора+Гера,их птенец Малыш,корелла Митроша и ещё куча всякого зверья!!!
21.11.2007
11:31
iriwkins
рейтнг: 14/352
Страшная история и к сожалению она далеко не единственная. :sad:

Кстати, совсем не так давно я была просто в шоке от историй про какаду, их здесь можно почитать http://www.allparrots.ru/friend/Jerry/rescue/rescue.html

Особенно тронула история о Никки. Я ее даже сюда скопирую, если вдруг кому лень там почитать...

Зиял, история спасения Молуккского какаду
"Кто мы на самом деле?"


Зиял раньше звали "Никки", и, по всей видимости, она была вскормлена вручную любящим ее заводчиком. Возможно, потом ее продали зоомагазину, а потом ее купил еще кто-то, кто тоже очень ее любил. Первые несколько лет своей жизни Никки купалась в любви. Но, к сожалению, для нее, что-то изменилось в жизни ее хозяев, и она оказалась в новом доме. Только она привыкла к новому дому, как через некоторое время ее продали вновь.
Никки была напугана, чувствовала себя одинокой и уже не испытывала желания вновь привязываться слишком близко к кому-либо. Так как боялась, что в ее жизни опять произойдут перемены. И они произошли. Никки, которой было уже 8 лет, опять пришлось адаптироваться к новым условиям, но в этот раз все было по-другому. Вместо добрых рук, ласкавших ее, в ее жизни появился самец Молуккского какаду, старше ее и нуждающийся в самочке для спаривания.
Никки нравилось, как он чистил ей перышки, но она была слишком молодой и слишком ориентированной на человека, чтобы знать все "о мальчиках и девочках". Она не принимала его ухаживания, она просто хотела, чтобы ее оставили в покое. Он становился все более и более агрессивным и вскоре начал с ней драться. Слава богу, что заводчик разделил их, а то бы он просто убил Никки (как он уже убил предыдущую самочку и еще одну до нее).
У заводчика были только хорошие намерения - был куплен другой самец и постепенно познакомлен с Никки. Мечты о маленьких Молуккских птенчиках и долларах не давали ему покоя.
Ну, а Никки… Когда-то она была обожаема, избалованна и к ней относились как к члену семьи. Семь хозяев за восемь лет - вот с чем она оказалась. Думала она только об одном: "почему стоит мне только к кому-либо привязаться, как от меня избавляются? Почему другая птица пытается обидеть меня? Почему я все время одна в этой клетке, запертая день и ночь, и никто со мной не играет? Что случилось со мной? Почему меня никто не любит?" Она была напугана, чувствовала себя одинокой и уже ни на что не надеялась.
Заводчик так и не сумел подобрать пару (он пытался найти молодого самца для нее, но они слишком дорого стоили), и поэтому Никки вновь оказалась в своем следующем временном жилище - в зоомагазине, где-то в Торонто, провинции Онтарио. Время шло, и в этот раз ее хозяином стал милый пожилой мужчина, подаривший Никки своей жене в надежде на то, что Никки поможет им вновь сблизиться друг с другом. Семейная пара, чьи дети уже выросли и имели собственные семьи, сама испытывала проблемы в отношениях между собой, но Никки они полюбили и стали холить ее как ребенка. Они отдавали ей всю свою любовь, кормили лучшим кормом, покупали ей кучу игрушек. Наконец-то Никки была счастлива. Но, к сожалению, история Зиял здесь не заканчивается.
Несколько лет спустя в семейных отношениях назрел конфликт. Милый пожилой человек был уже не таким милым, а жена вообще все меньше и меньше появлялась дома. Никка почувствовала себя брошенной. Как-то жена ушла и больше не вернулась. "Развод" - это было то слово, которое положило конец всей счастливой, сытой жизни Никки. Пожилой мужчина начал пить и целыми днями вообще не обращать внимания на нее. Никки пыталась развеселить его своим пением, но это приводило его еще в больший гнев. Она просила ласки и внимания, но вместо любви, она испытала боль пощечины. "Заткнись, долбанная тупая птица", сказал он ей, ударив ее. (Эти слова она повторяла мне первое время, когда просила меня о внимании, а я не отвечала ей сразу же).
Теперь Никки испытала страх и трепет и стала звать его жену. Ее ударили после того, как она пару дней подряд звала его жену. Ее ударили снова, когда она вновь попыталась ее позвать. Затем пожилой мужчина закрыл ее в туалете. Теперь Никки все время сидела там, в темноте. Не было больше жены, которая ласкала ее и давала ей вкусности. Не было больше света. Теперь ее миром стала клетка в темном туалете, подсолнух в качестве корма, свежая вода раз в несколько дней и абсолютное безделье.
Никки стала убивать время, чистя перышки. Чистка перышков становилась еще более интересной, если она пожевывала их. А жеванные перья слишком чесались, и поэтому Никки их выдирала. "С выдранными перьями так здорово играть. Выдеру-ка я еще и поиграю" - вот, что она, должно быть, думала. Без перьев кожа становилась сухой и вызывала зуд. Почесываний уже было не достаточно, и она начинала покусывать кожу до тех пор, пока не появлялась кровь. "Гммм... Новое развлечение! Я могу пускать себе кровь, и это так здорово контролировать свою боль. Возможно, если я буду продолжать причинять себе боль, пожилой мужчина заметит меня и окажет мне хоть чуточку своего внимания!".
Пожилой мужчина не забывал кормить и поить Никки. И однажды он увидел, что она сделала с собой. Его жена ушла, дети тоже выросли и ушли, и даже его птичка могла в любой момент умереть и оставить его.
Испытывая раскаяние, он протянул руку, чтобы взять Никки. Он хотел извиниться перед дней.
Никки до смерти испугалась, что эта рука вновь ударит ее. Где-то в глубине души она решила, что все: с нее - хватит. Собрав все свои малые силы, которые у нее еще оставались, она решила защищаться. Она укусила эту ужасную руку и закричала, что есть мочи. Пожилой мужчина, пьяный и разозленный, схватил крыло Никки. Звук, который Никки до той поры никогда не слышала, эхом раздался в воздухе. Пожилой мужчина сломал ей крыло. Он закрыл дверцу клетки со словами "долбанная птица, ты сама в этом виновата".
Дни шли, и боль стала притупляться. После того, как было сломано крыло, Никки решила, что пока она жива, она больше никогда не будет доверять людям. Должно быть, она думала: "Люди живут, чтобы причинить тебе боль. Люди любят тебя до тех пор, пока не найдут что-то лучшее. Люди бросают тебя. Люди - наибольшее зло на Земле. Людям ни в коем случае нельзя верить".
Пожилой мужчина еще раз попытался наладить свои отношения с Никки и приласкать ее. Но она вцепилась в жердочку и пронзительно закричала. Тогда он взял зажигалку и поднес к ее лапкам, чтобы заставить ее сойти с жердочки. Ее кожа покрылась волдырями и ожогами, но она продолжала держаться за жердочку. Боль становилась все мучительней. Когда пожилой мужчина наконец-таки сдался и вновь оставил ее одну в темноте, она свалилась с жердочки от боли.
И вновь пожилой мужчина попытался изменить их отношения. К нему должна была приехать дочь, и он хотел показать ей, что, несмотря на развод, все в доме оставалось как прежде. Он открыл дверь туалета и попытался заставить Никки пойти к нему на руку. Но Никки слишком ослабла от сломанного крыла и недостатка пищи. Она лежала на дне своей грязной клетки прямо в своих испражнениях. Пожилой мужчина осторожно поднял ее и, возможно, даже попросил у нее прощения.
Никки каким-то образом удалось собрать все свои оставшиеся силы и издать леденящий кровь крик. Это было последней каплей для пожилого человека. В припадке гнева он бросил Никки через всю комнату в угол. Проваливаясь в темноту, Никки почувствовала, что у нее сломана килевая кость.
В тот день к пожилому человеку приехала дочь. Она обнаружила своего пьяного отца, спавшим на диване. На стене была кровь. На полу была кровь. Капельки крови вели в туалет ее матери. Открыв дверь, она увидела Никки. Спустя несколько минут Никки уже была в офисе ветеринара. Сломанные кости ее тела можно было восстановить, но не факт, что Никки сама восстановилась бы после этого - ее сломаный дух спасти было уже невозможно. Казалось, что лучший способ спасти ее - это усыпить. Но Никки приглянулась лаборантке. И было сказано: Никки прооперируют, только для того, чтобы отдать ее действительно тому, кто готов заботиться о ней всю ее жизнь. И Никки была отдана мне не за деньги, а только за мое уверение в этом.
В феврале 1998, я возвращалась домой из Торонто с очень обозленным, искалеченным Молуккским какаду. Она шипела все 6 часов пути. Первые несколько дней Никки со мной были мало чем примечательны: большинство времени она сидела в задней части клетки и шипела на всех и вся. Она принимала антибиотики и галоперидол почти без сопротивления. Единственный раз, когда она вышла из себя, - это при звуке своего имени. Звук ее имени заставлял ее биться о прутья клетки. Поразмышляв некоторое время, я решила назвать ее Зиял (зИял), сокращенно Зи. Также я сделала то, что не порекомендовала бы никому: я предоставила ей полную свободу. Я избавилась от дверцы клетки и с тех пор НИ РАЗУ не закрывала ее в клетке даже на чуть-чуть. После того, как ветеринар снял швы, Зи была переведена с галоперидола (антипсихотического средства) на сбалансированную диету. Как только она немного прибавила в весе и смогла вновь переносить свет (за месяцы в темноте у нее атрофировалось зрение), я начала работать над ее "душой". Ненавижу слово "реабилитация". Оно напоминает мне о заключенных, которые совершили преступление, и должны теперь реабилитироваться, чтобы вернуться в общество. Зи - не преступница, она - жертва.
Первым делом я убедила ее в том, что никогда не причиню ей боль. Чтобы этого добиться, я напомнила ей о том времени, когда она была маленькой - для этого я кормила ее с ложечки. Вскоре она уже сама стала просить меня покормить ее. Пока она ела, я ласково разговаривала с ней, слегка почесывала ее. Когда Зи было 3 месяца (2 февраля я считаю днем ее рождения - это начало ее новой жизни), она позволила мне приласкать ее. Ночью она спала на краю моей подушки и звала меня, если я оставляла ее одну. Мне приходилось везде брать ее с с собой. Она уже вполне привязалась ко мне. Ее первая линька стала испытанием для нас. Она начала выщипывать новые перья и грызть себя. Мне пришлось одеть на нее ошейник. Тогда Зи начала исследовать окружающий мир и искать свое место в нем. Постепенно она превращалась в замечательного компаньона. Она интересовалась всем и даже начала играть со своими игрушками. Ее лапки зажили, и она уже могла карабкаться по яблоневым веткам, которые я приносила в дом для нее. Она начала говорить "Привет".
Сейчас Зи живет у меня уже больше года. И она, действительно, мне в радость. Она все еще боится людей и вообще всего нового - новых людей, новых вещей, нового корма, но пока я с ней, ее доверие ко мне помогает ей преодолевать свой страх и пользоваться теми возможностями, которые они ей предоставляют. У нее появился вкус к жизни, ей вновь нравится играть. Она пристает к кошке. Сама требует, чтобы я приласкала ее. "Помогает" мне с моей ежедневной уборкой - охотится за веником, кромсает кухонные полотенца, грызет деревянные ложки... в общем, развлекается как только может.
Зиял столь многое принесла в мою жизнь. Прежде всего, она научила моих детей понимать, что значит искренняя любовь, и что она может сотворить. Может быть, для многих Зиял и не выглядит красивой, но для меня она самая лучшая птичка в мире, как в моем собственном, так и во внешнем.

З.Ы. На том же сайте есть еще истории и на английском языке (http://www.mytoos.com/main.shtml).
Мои любимцы волнистики Петрушенька и Тошенька, сенегал Кода.

С уважением,
Ирина
22.11.2007
11:23
Iveta
рейтнг: 29/205
Бл.....!!!!
(Да простят меня модераторы...)
Ну нет слов ...Это просто кошмар...
Уже писала выше....Люди твари...Тфу!
:evil:
С уважением,
Ивета,желтолобые амазоны Лора+Гера,их птенец Малыш,корелла Митроша и ещё куча всякого зверья!!!
22.11.2007
16:53
iriwkins
рейтнг: 14/352
Поднимаем темку, а то чувствуется не все еще читали...

Так вот, продолжаем про какаду + история о Мальчике. Прочитайте если не лень... Не только в США и Германии такие издевательства над попугаями происходят... :sad:((

NP!!! Маленьким детям и сердечникам не читать! Впрочем если прочитанных истории выше, то вы уже люди привыкшие...

http://mybirds.ru/forums/index.php?showtopic=23441 - история о какаду, сейчас его приводят в нормальный вид.
http://mybirds.ru/forums/index.php?showtopic=12951 - и о александрийце Мальчике. (её же линк есть в истории о какаду)

Мои любимцы волнистики Петрушенька и Тошенька, сенегал Кода.

С уважением,
Ирина
15.12.2007
00:03
Margueritte_M
рейтнг: %_tcnt_%/%_pcnt_%
Пардон много раз, проделана большая работа, но перевод, особенно про Рокки, просто жуткий. Пока читала, плакать хотелось не только от жалости к птице, но и к русскому языку.
Давайте сделаем удобоваримым, а?
Мои любимцы волнистики Петрушенька и Тошенька, сенегал Кода. С уважением, Ирина
15.01.2008
15:55
Alina
рейтнг: 34/344
Есть предложения ?:blush:
С уважением, Алина

15.01.2008
21:45
Margueritte_M
рейтнг: %_tcnt_%/%_pcnt_%
Конечно, давайте я сделаю.
Я это обычно делаю за деньги, но тут, я думаю, можно и так.
С уважением, Алина
15.01.2008
22:39
Страницы:
next next
[1]  [2
Текушее время: 03.03.2021 04:04
 
© 2007-2010. www.papagailis.lv. All rights reserved.